Эти места знакомые охотнику только

Задание 13егэ 11 eroutpenra.tk - Задание 13 егэ 11 класс - Знанио

2) Никто другой, кроме старого охотника, так хорошо не знал эти места. в вагон пассажир оказался не кем другим, как нашим старым знакомым. 2) Собирая грибы, обязательно перерабатывайте их только в день сбора. Эти места, знакомые охотнику только (ПО)НАСЛЫШКЕ, (ПО)ПРАВУ могут. (В)ТЕЧЕНИЕ многих часов охотник просиживал у норы и не слышал, Эти места, знакомые охотнику только (ПО)НАСЛЫШКЕ, (ПО)ПРАВУ могут.

Лет семи он уже ловил — западней, пленками, сетками — птичек, которые в изобилии водились в обширном Спасском саду, занимающем более 30 десятин и походившем в то время в некоторых своих частях более на лес, чем на сад. Наклонность к пернатым перешла к Ивану Сергеевичу от его матери, которая очень любила птиц за исключением кур и держала в доме во множестве щеглов, чижей, синиц и. Кроме того, около террасы дома были поставлены столы, на которые посыпались различные зерна, — множество голубей, едва раздавался звонок, со всех сторон стремились к этому обильному и даровому угощению.

Сердце матери трепетало от восторга, когда ее любимый сын, окруженный со всех сторон доверчивыми и прирученными птицами, видимо, наслаждался. Спасский сад оканчивается двумя прудами; в одном из них, также по звонку, приучили рыбу подплывать к берегу и брать из рук хлебный мякиш, распаренные зерна ржи и пшеницы.

В ненастные дни ребенок, посматривая в окно, тосковал, что ему сегодня не придется побывать около пруда. Все домашние, приезжавшие в гости знакомые, а также дворовые и приходившие часто на барский двор крепостные узнали про склонность ребенка. Сильно действовали эти рассказы на впечатлительную душу ребенка: Мальчик не раз изъявлял желание посмотреть на эту охоту, про которую так красноречиво рассказывали ему подданные его матери.

Желание его начало исполняться: Увести ребенка на охоту было легко, так как мать почти все время следила за мужем, а последний посвящал время ухаживанию за женщинами, и Ваня почти все время вращался среди дворовых и крепостных людей. Иван Сергеевич часто говорил, что лучшим временем пребывания его в Спасском он считает то, когда бывал на охоте.

Высланный на безвыездное пребывание в Спасском, он забывал свое одиночество и оторванность от образованного мира на охоте, среди матери-природы, всегда раскрывавшей ему свои объятия. Охота, наполняя его свободное время, служила для него лекарством, к которому он прибегал во время душевной тоски и нравственного страдания; она была также источником творчества и вдохновения, давая ему материал для воссоздания художественных типов и неподражаемых описаний русской природы, которая под его творческим пером теряет свое однообразие и суровость, являясь чарующею в средине лета период охоты на тетеревов и захватывающею душу немым сожалением и вдумчивым углублением в самого себя и прожитую жизнь осенью во время пролета вальдшнепов.

Иван Сергеевич, участвуя за границей в игре в вопросы и ответы, на вопрос: Когда охотники подбежали к стае собак, то их глазам представилась следующая картина: Гончие, конечно, были отозваны, но Иван Сергеевич долго не мог успокоиться и, весь бледный, нервно ходя по поляне, все повторял: Я себе представить не могу того момента, когда гончие бросились за Бубулей Как я увидал всю стаю Знакомые Ивана Сергеевича помещики-охотники очень хотели посвятить его в прелесть охоты с гончими, устраивая для него несколько раз подобные охоты.

Раз как-то одна из них вышла очень удачна, и Тургенев убил шесть зайцев.

Демоверсия вариант 1 ЕГЭ по русскому языку

Можно было бить еще, но Иван Сергеевич сел на пень и положил около себя ружье. Его сотоварищи по охоте подошли к. По этому поводу у них велись нескончаемые споры, в которых принимал участие и Афанасий. Черемисинова помещика Чернского уезда Тульской губернии и жил на оброке у мелкопоместного помещика Глаголева.

Раз как-то Тургенев встретил Афанасия на охоте, разговорился с ним и, подметив в нем настоящего охотника, велел придти к себе в Спасское. Афанасий пришел и получил от Ивана Сергеевича приказание узнать у своего барина, за сколько последний согласится продать. Афанасий явился в Спасское во второй раз и передал Ивану Сергеевичу, что для этого нужно руб. Тургенев дал эти деньги Афанасию без всякого обязательства, но с условием, чтобы последний откупился на волю с семьей жена, пять дочерей и сын.

Иван Сергеевич снисходительно смотрел на Ермолая и прощал ему многие выходки. Отправляясь на охоту, Иван Сергеевич любил брать в свою половину бутылки портвейну и два так называемых обварных кренделя. Эти припасы носил обыкновенно Афанасий. Не раз, после долгой и упорной ходьбы, Иван Сергеевич, желая подкрепиться, обращался к Афанасию: Тургенев, как настоящий охотник, страстно любил собак, преимущественно хорошей породы, для приобретения которых он не жалел денег.

Замечательно его внимательное отношение к объектам своей страсти. Находясь в Спасском, Иван Сергеевич всегда ложился спать только тогда, когда видел, что собака его была накормлена и лежит на постланном месте, причем он покрывал ее своею сорочкой Иван Сергеевич менял белье каждый день.

«Слитное, дефисное, раздельное написание слов». Задание 13.

Его известная в литературе Дианка, под конец жизни оглохшая и ослепшая, постоянно лежала на бархатной кушетке. Соседи-помещики часто обращались к Тургеневу с просьбой подарить им щеночка. Не живя постоянно в Спасском, Иван Сергеевич не мог исполнить их просьбы сам, а поручал это дело Афанасию. Последний, если ему нравилось просившее лицо, выводил породистого, без примеси. Последнее обстоятельство и послужило причиной слуха, что Тургенев не любил давать щенков никому, а выбрав себе лучшего, остальных приказывал топить при.

Сам Афанасий очень любил собак. Раз как-то возвращался он с охоты. Сопровождающий его Бубуль дело было ночью скатился в овраг, саженей 16 глубины, и никак оттуда не мог выбраться; Афанасий бросился за ним в овраг и едва сам не погиб, спасая собаку. Эта черта — любовь к собакам — и была одною из причин любви Ивана Сергеевича к Афанасию. Вообще же, несмотря на разные проделки Афанасия иногда утаивание денег, пропивание доверенных ему вещейза долгий промежуток времени, в течение которого где-где только не был Иван Сергеевич с Афанасием, он сильно привязался к последнему.

Конечно, вид Афанасия вызывал перед духовными очами Ивана Сергеевича его молодость, клятвы, даваемые на охоте — быть непримиримым врагом деспотизма и крепостного права, и он все прощал Афанасию. Одинаковая страсть — к охоте — с Афанасием настолько сблизила с ним Тургенева, что, помимо заботливого участия к семье Афанасия, Тургенев даже в мелочах проявлял к нему свое расположение. Видя их обоих едущих на охоту, трудно было по одежде догадаться, кто из них помещик, а кто его охотник, и только необыкновенный рост и величественная осанка выдавали Тургенева.

Приобретая себе пороховницу или какую-либо другую вещь для охоты, Тургенев не забывал и Афанасия, покупая и ему точно такую. По возвращении из-за границы, едва успевши переодеться, Иван Сергеевич сейчас же посылал за Афанасием.

Когда к Ивану Сергеевичу приезжали гости, Афанасий был уже в комнатах и, заложив руки за спину и выставив правую ногу вперед, передавал различные выдающиеся случаи на охоте. Уезжая за границу, Иван Сергеевич отдавал приказание своему управляющему, чтобы Афанасию отпускалось каждый день по рюмке водки. Когда умер Афанасий г. Приехавши на следующий год в Спасское, Иван Сергеевич призвал в дом все семейство Афанасия, при виде которого не мог сдержаться от слез и все произносил: Афанасий представлял собою тип, — теперь уже, кажется, вымерший на Руси, — охотника с ног до головы, всею душой и помыслами преданного охоте.

За три-четыре года до смерти он как-то сразу осунулся, одряхлел, а за год совершенно лишился употребления ног и поэтому уже не мог принимать участия в охотах. В письмах из Парижа Иван Сергеевич заботливо осведомлялся о здоровье своего верного слуги-друга. Но и больного окрестные помещики-охотники не оставляли в покое и всегда обращались к нему за советами во время своих поездок на охоту.

Афанасий расскажет им, куда ехать и как стать, а сам, сидя у окна и глядя на отъезжающих, горько-горько заплачет и долго не может успокоиться. Афанасий ничего не жалел, всякою вещью мог поделиться, но ружье для него было такою святыней, которой не могли касаться даже домашние.

Заболев и предчувствуя, что ему уже не придется более охотиться, он разобрал эту святыню, тщательно ее смазал и на ночь клал всегда себе под голову.

Когда тело этого охотника несли на кладбище — назовите это простою случайностью или совпадением — из ближайшего перелеска выскочил заяц и пересек дорогу похоронной процессии.

Следовавшие за гробом в один голос воскликнули: Иван Сергеевич на охоте был неутомимый ходок.

Отель Гостиница Охотник (Россия Москва) - eroutpenra.tk

Бывало, только остановятся на привал, разговорятся, а он уже торопит: Благодаря своей способности ходить долго и упорно, Иван Сергеевич очень любил охоту за куропатками, на которой, как говорится, нужно иметь ноги да ноги. Иван Сергеевич терпеть не мог насекомых в особенности таракановсоставляющих принадлежность русской избы; один вид их приводил его в какое-то замешательство: Его товарищи по охоте проснутся до света, выйдут на крыльцо и переговариваются: И через несколько минут его огромная фигура приближалась к охотникам.

Иван Сергеевич всегда был рад товарищам на охоте, если они были порядочные люди. Надо, впрочем, заметить, что Тургенев всех охотников считал непременно порядочными людьми.

Его выражение на этот счет было: Вот случай, показывающий, как относился Иван Сергеевич к людям, которые сталкивались с. Как-то раз здравствующей и доныне Л. К-ов с Черемисиновым из Шлыковских кустов приехал на Комаревские болота с намерением переночевать, взять утреннее поле. Случилось, что несколько раньше их с тем же намерением из Парахинских кустов приехал сюда же Иван Сергеевич и остановился в одной из изб.

К этой же избе подъехали К-ов и Черемисинов. Узнав о присутствии Тургенева и не желая его стеснять, приехавшие поспешили было ретироваться, но Иван Сергеевич, выйдя на крыльцо, просил их остаться здесь и заночевать с. Утром Тургенев взял три клочка бумаги и, написавши на них: В числе мотивов приездов Тургенева в Россию не последним была и его страсть к охоте. Ему, с обширною русскою душой, не могла нравиться охота заграничная, где дичь нарочно разводится и держится чуть не в садках, — нет, ему была люба другая охота, русская, где она обставлена столькими приключениями, где приходится быть под дождем, проваливаться в болоте или быть застигнутым страшною грозой в большом лесу.

Потом, на склоне своих дней, Иван Сергеевич изменил свой взгляд на русскую охоту, — ему уже не под силу было проходить, как прежде, огромные пространства или перебираться с кочки на кочку в болотах. Иван Сергеевич был стрелок недюжинный и только, как натура чрезвычайно нервная, обладал таким свойством: Редко можно было найти такого душевного и предупредительного сотоварища. В охотах иногда принимал участие Иван, сын Афанасия, который, хотя и унаследовал от отца его страсть к охоте, но стрелял очень плохо.

Ему особенно доставалось от Ивана Сергеевича; за каждым выстрелом, неудачным по обыкновению, следовал тонкий фальцет Ивана Сергеевича: Понятно, что в таком состоянии выстрелы следовали один неудачнее другого, и Иван Сергеевич все обвинял: За каждым промахом он только и твердил: Его в это время старались уговорить сесть, отдохнуть, успокоиться, что, при известной наклонности Тургенева ходить и ходить, было делом нелегким. Но если уговаривавшие достигали своей цели, то начиналось бесконечное промывание ружья.

Успокаивался Иван Сергеевич, удачный выстрел, и Тургенев перерождался: В ранней юности и позднее Иван Сергеевич отправлялся на охоту большею частью пешком, часто очень далеко; при этом на самой охоте он выхаживал большие пространства. Иногда в этот же период он уезжал на охоту на беговых дрожках.

В период возмужалости Иван Сергеевич, прекрасно обеспеченный в материальном отношении, придает охоте другой оттенок — оттенок комфорта. В это время, когда Тургенев приглашал на охоту гостей, к обыкновенным экипажам присоединялся еще экипаж-ледник, в котором хранились дичь и вино, при этом повар сопровождал охотников. Иван Сергеевич не ел дичи, им самим застреленной, вообще же он предпочитал полежалую. Он состоял в следующем: В период юности и возмужалости Ивана Сергеевича — следовательно, до эмансипации — в Орловской, Тульской, а частью и Курской губерниях леса еще не были вырублены, болота не осушены, и охотничьему сердцу нашего романиста было где разгуляться.

Село Спасское-Лутовиново, тогда окруженное со всех сторон лесами, давало возможность пользоваться хорошими охотничьими угодьями. Тут же начинался Чернский уезд, а дальше Белевский Тульской губернии, в которых раскидывались обильные тетеревами и рябчиками Парахинские теперь распаханные и Шлыковские кусты, а из болот гремели чуть не на три губернии летавшими на них бекасами, дупелями и утками, не говоря уже о бесчисленных стаях всевозможных куликов, Комаревские при деревне того же имени по реке Исте, впадающей в Зушу и Аран.

В последнее время почти каждый год ездил он за тетеревами в Жиздринский уезд Калужской губернии. За дупелями и бекасами охотился нередко Иван Сергеевич на болотах по pp.

Болота эти и теперь славятся у нас, хотя значение их положительно падает каждый год. Причина этому — дренаж, который одним концом ударил по дичи, а другим по урожаю: Осушка болот и вырубка лесов изменили у нас и самый климат: У Ивана Сергеевича, охотившегося чуть не полвека, перебывало много собак. Замечательные из них, по указанно И. Напль — французской породы, кофейно-пегий.

Диана — бланжево-пегий английский пойнтер. Когда она пала от старости, Иван Сергеевич зарыл ее в саду под дубом, посаженным им в детстве Дуб этот растет в настоящее время. Своею почти правильною полусферическою кроной он шумит, напоминая о том, кто сыграл такую важную роль в истории русского развития. Основной пищей глухаря в снежный период служит хвоя сосны и сибирского кедра, поэтому живет он там, где есть в составе леса эти породы.

На юге страны есть глухарь, обитающий оседло в дубравах, приспособился к питанию почками и веточками березы, дуба и желудями. Весной, летом и осенью глухарь ест хвою можжевельника, листья, побеги, цветы, плоды и ягоды, многие виды насекомых.

В прежние времена весенняя охота открывалась с прилетом перелетных птиц и продолжалась до посадки птицы на гнездо. Ранее охотникам и в голову не могло прийти застрелить весной тетеру или глухару, пойти на охоту в неурочное время, в период насиживания яиц, выкармливания и воспитания молодняка. Bo все времена считалось позором убить весной самку. Большинство боровой птицы полигамы, высиживает кладку и выкармливает молодняк только самка, значит, неминуемо погибнет весь выводок.

К сожалению, нынешнее поколение охотников, как правило, с трудом отличает, даже держа птицу в руках, как видовую, так и половую принадлежность птиц. Разумная, научно обоснованная весенняя охота не отличается разнообразием. Это охота на токах на глухаря и тетерева, гуся на пролете, с подсадной уткой на селезней и на вальдшнепиной тяге. Остановимся на охоте за глухарем на току — излюбленной охоте русских охотников, по красоте и полноте переживаний — это одна из самых ярких охот по перу. Размножение глухаря начинается весенним токованием самцов.

Еще в марте на утренних зорях петухи вылетают на место тока и ходят по уплотнившемуся снегу. Распустив крылья, они прочерчивают ими параллельные полосы по бокам своего следа. Эти следы, оставленные токующими птицами на снегу, позволяют сведущим охотникам обнаружить либо уточнить место глухариного тока.

Первый раз на ток лучше идти с опытным охотником, да и с песней глухариной желательно познакомиться по магнитофонной записи, которую найти в настоящее время не представляет большого труда. Токовая песня этой красивейшей гигантской птицы несоразмерно тиха и неприметна.

Это при абсолютно тихой, безветренной погоде в условиях прекрасной слышимости. Как правило, охота на глухаря начинается не на утренней, а на вечерней зорьке, когда охотник перед наступлением темноты идет на заведомо известное место тока на подслух. Заняв удобное место, ближе к центру токовища, он фиксирует количество и места посадок петухов, хорошо слышимые в вечерней тишине по громкому хлопанью крыльев. Когда совсем стемнеет, он тихо, чтобы не потревожить глухарей, покидает место тока.

Подобным образом проводятся и учеты глухарей на весенних токах, что позволяет более точно определить количество петухов, слетающихся на определенный ток.

Молодые глухари не токуют, и обнаружить их на утренней заре практически невозможно. Некоторые петухи прилетают на ток только утром, мне трудно сказать, с чем это связано. Иногда во время вечернего подслуха бывают забавные случаи.

Во время проведения охотустроителъных работ в одном из хозяйств Костромской губернии я практически каждый день бывал на глухариных токах. Вечером шел на подслух, потом короткий перерыв ночью около костра или в избушке, и перед рассветом снова на ток. Продолжалось это довольно долго, и режим был абсолютно нарушен. Днем я спал как сурок, а перед темнотой, словно бандит с большой дороги, выходил на работу. Как-то вечером я стоял на подслухе, облокотившись на дерево. Читайте материал " Охота с подсадной уткой на селезня переживает второе рождение " Внимание мое привлекло какое-то шуршание, я перевел взгляд в сторону непонятного звука и вскоре увидел, что ко мне приближается глухарь, важно вышагивая по лесной подстилке.

Метрах в трех от меня он залез под нависающие ветки небольшой ели и, надо понимать, стал устраиваться на ночлег, Я довольно долго стоял абсолютно без движения, ноги мои затекли, но петух продолжал сидеть на прежнем месте. Когда совсем стемнело, я решил потихоньку, чтобы не беспокоить птицу, покинуть место тока. Едва я шагнул в сторону, как под ногой, словно выстрел в ночной тишине, сломался сучок. Глухарь моментально взлетел, ломая в темноте ветки и натыкаясь на деревья.

Имитировать токование глухаря человеку довольно сложно. Сравнить его с какими-то бытовыми звуками, окружающими нас, тоже проблематично. Пожалуй, первое колено глухариной песни похоже на стук капели по перевернутой вверх дном консервной банке — это так называемое тэканье. Второе, заключительное колено глухариной песни, во время исполнения которой он ничего не слышит, длится не более трех секунд.