А п чехов у знакомых

Спектакль А. П. Чехов " У знакомых". | ВКонтакте

а п чехов у знакомых

Действующие лица: Михаил Подгорин(друг семьи) - Юрий Хачбулагян Татьяна Лосева (старшая сестра)- Марина Мартынова Надежда (младшая. Краткие содержания 23 самых известных рассказов Чехова со ссылками на подробные Фильм по рассказу А. П. Чехова «Злоумышленник». Источник: ФЭБ со ссылкой на книгу А. П. Чехов Сочинения в 18 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука.

Гулял и Сергей Сергеич. Он взял Подгорина под руку и всё уводил его вперед, видимо, собираясь поговорить с ним о чем-то, вероятно, о плохих делах. А идти рядом с Сергеем Сергеичем и говорить с ним было мучительно. Он то и дело целовался, и всё по три раза, брал под руку, обнимал за талию, дышал в лицо, и казалось, что он покрыт сладким клеем и сейчас прилипнет к вам; и это выражение в глазах, что ему что-то нужно от Подгорина, что он о чем-то сейчас попросит, производило тягостное впечатление, как будто он прицеливался из револьвера.

Зашло солнце, стало темнеть. По линии железной дороги там и сям зажглись огни, зеленые, красные… Варя остановилась и, глядя на эти огни, стала читать: Ах, боже мой, забыла всё! Мы надрывались под зноем, под холодом, С вечно согнутой спиной… Она читала великолепным грудным голосом, с чувством, на лице у нее загорелся живой румянец, и на глазах показались слезы.

Это была прежняя Варя, Варя-курсистка, и, слушая ее, Подгорин думал о прошлом и вспоминал, что и сам он, когда был студентом, знал наизусть много хороших стихов и любил читать. Не разогнул свою спину горбатую Он и теперь еще: И она засмеялась и хлопнула его рукой по плечу.

Вернулись домой и сели ужинать. Пью за ваше здоровье, дружище, а вы выпейте за здоровье старого дуралея-идеалиста и пожелайте ему, чтобы он так идеалистом и умер. Татьяна всё время за ужином посматривала нежно на мужа, ревнуя и беспокоясь, как бы он не съел или не выпил чего-нибудь вредного. Варя и Надя также были нежны с ним и смотрели на него с беспокойством, точно боялись, что он вдруг возьмет и уйдет от. Когда он хотел налить себе вторую рюмку, Варя сделала сердитое лицо и сказала: Вы нервный, впечатлительный человек и легко можете стать алкоголиком.

Таня, вели убрать водку. Вообще Сергей Сергеич имел большой успех у женщин. Они любили его рост, сложение, крупные черты лица, его праздность и его несчастья. Они говорили, что он очень добр и потому расточителен; он идеалист, и потому непрактичен; он честен, чист душой, не умеет приспособляться к людям и обстоятельствам, и потому ничего не имеет и не находит себе определенных занятий. Ему они верили глубоко, обожали его и избаловали его своим поклонением, так что он сам стал верить, что он идеалист, непрактичен, честен, чист душой и что он на целую голову выше и лучше этих женщин.

Говорят, что все матери хвалят своих детей, но, уверяю вас, я беспристрастна, мои девочки необыкновенные. Подгорин улыбался ей и девочкам, но ему было странно, что эта здоровая, молодая, неглупая женщина, в сущности такой большой, сложный организм, всю свою энергию, все силы жизни расходует на такую несложную, мелкую работу, как устройство этого гнезда, которое и без того уже устроено. Татьяна и Варя посадили Подгорина в гостиной на диване и стали говорить с ним вполголоса, опять о делах.

Он имеет свои слабости, он не бережлив, не думает о черном дне, но это оттого, что он очень добр и щедр. Душа у него совсем детская. Если дать ему миллион, то через месяц же у него ничего не останется, всё раздаст. И обе они, Татьяна и Варя, не могли удержаться от маленькой жестокости, чтобы не попрекнуть Подгорина: Но что делать, друзья.

Надо без ропота подчиняться высшей воле, надо помнить, что на этом свете ничто не случайно, всё имеет свои отдаленные цели. Вы, Миша, еще мало жили и мало страдали, и вы будете смеяться надо мной; смейтесь, но я все-таки скажу: Давеча это у меня нечаянно вышло.

Несмотря на корсет и высокие рукава, было заметно, что она нуждалась и у себя на фабрике за Тулой жила впроголодь. И было очень заметно, что она заработалась; тяжелый, однообразный труд и это ее постоянное вмешательство в чужие дела, заботы о других переутомили и состарили ее, и Подгорин, глядя теперь на ее печальное, уже поблекшее лицо, думал, что в сущности следовало бы помочь не Кузьминкам и не Сергею Сергеичу, за которых она так хлопочет, а ей самой.

Высшее образование и то, что она стала врачом, казалось, не коснулись в ней женщины. Она так же, как Татьяна, любила свадьбы, роды, крестины, длинные разговоры о детях, любила страшные романы с благоприятной развязкой, в газетах читала только про пожары, наводнения и торжественные церемонии; ей очень хотелось, чтобы Подгорин сделал предложение Надежде, и если бы это случилось, то она расплакалась бы от умиления.

Они пошли в сад: Ему было неизвестно, любит ли она его, но он знал, что она привыкла и привязалась к нему уже давно и всё еще видит в нем своего учителя и что теперь у нее на душе происходит то же, что когда-то происходило у ее сестры Татьяны, то есть она думает только о любви, о том, как бы поскорее выйти замуж, иметь мужа, детей и свой угол.

Чувство дружбы, которое бывает так сильно в детях, она сохранила до сих пор, и очень возможно, что она только уважала Подгорина и любила как друга, влюблена же была не в него, а в эти свои мечты о муже и детях. Луна восходит теперь поздно. Они ходили всё по одной аллее, около дома. Подгорину не хотелось идти в глубь сада: На террасе двигались какие-то тени, и ему казалось, что это Татьяна и Варя наблюдают за.

Я не поеду с сестрой, мы расстанемся, потому что я не хочу быть бременем для ее семьи.

У знакомых (Чехов)

Я поступлю в Москве куда-нибудь, буду зарабатывать, помогать сестре и ее мужу. Он видел близко ее бледное лицо и темные брови и вспоминал, какая это была умная, сметливая ученица, с какими хорошими задатками, и как приятно было давать ей уроки. И теперь, вероятно, это была не просто барышня, которая хочет жениха, а умная, благородная девушка, доброты необыкновенной, с кроткой, мягкой душой, из которой, как из воска, можно слепить всё что угодно, и, попади она в подходящую среду, из нее вышла бы превосходная женщина.

В гостиной за роялью сидела Татьяна, и ее игра живо напоминала прошлое, когда в этой самой гостиной играли, пели и танцевали до глубокой ночи, при открытых окнах, и птицы в саду и на реке тоже пели. Подгорин развеселился, стал шалить, протанцевал и с Надеждой, и с Варей, потом пел. Глядя на него, все ожили, повеселели, точно помолодели; у всех лица засияли надеждой: Ведь это так просто сделать: Надя, розовая, счастливая, с глазами, полными слез, в ожидании чего-то необыкновенного, кружилась в танце, и белое платье ее надувалось, и видны были ее маленькие красивые ноги в чулках телесного цвета… Варя, очень довольная, взяла Подгорина под руку и сказала ему вполголоса, с значительным выражением: Берите его, пока оно само дается вам в руки, а потом и сами побежите за ним, да уж будет поздно, не догоните.

Подгорину хотелось обещать, обнадеживать, и уже он сам верил, что Кузьминки спасены и что это так просто сделать. И потом сидел в углу, молча, поджимая ноги, обутые в чужие туфли. Глядя на него, и остальные поняли, что сделать уже ничего нельзя, и притихли. И все заметили, что уже поздно, пора спать, и Татьяна погасила в гостиной большую лампу. Подгорину была приготовлена постель в том самом флигеле, где он жил когда-то.

Сергей Сергеич пошел проводить его, держа высоко над головой свечу, хотя уже восходила луна и было светло. Они шли по аллее между кустами сирени, и у обоих под ногами шуршал гравий. И Подгорину казалось, что эту фразу он слышал уже тысячу.

а п чехов у знакомых

Как она ему надоела! Когда пришли во флигель, Сергей Сергеич достал из своего просторного пиджака бутылку и две рюмки и поставил их на стол. Там в доме Варя, пить при ней нельзя, сейчас начнет об алкоголизме, а здесь нам вольготно. Коньяк в самом деле оказался хорошим. А в глазах было всё то же выражение, что ему что-то нужно от Подгорина и что он о чем-то сейчас попросит. Нашему брату-чудаку конец пришел, крышка.

Идеализм теперь не в моде. Теперь царит рубль, и если хочешь, чтобы не спихнули с дороги, то распластайся перед рублем и благоговей. Но я не могу. Но я вовсе не рассчитываю, дорогой мой, спасать Кузьминки. Недоимка скопилась громадная, и имение не приносит никакого дохода, только убытки каждый год. Не стоит того… Тане, конечно, жаль, это ее родовое, а я, признаться, даже рад отчасти. Я совсем не деревенский житель.

Он говорил еще, но всё не то, что хотел, и зорко следил за Подгориным, как бы выжидая удобного момента. И вдруг Подгорин увидел близко его глаза, почувствовал на лице его дыхание… — Дорогой мой, спасите меня! Подгорин хотел сказать, что он сам стеснен в деньгах, и подумал, что лучше эти двести рублей отдать какому-нибудь бедняку или просто даже проиграть в карты, но страшно сконфузился и, чувствуя себя в этой маленькой комнатке с одной свечой, как в ловушке, желая отделаться поскорее от этого дыхания, от мягких рук, которые держали его за талию и, казалось, уже прилипли, стал быстро искать в карманах свою записную книжку, где были деньги.

Больше при мне ничего. Только, пожалуйста, потом возвратите мне эти деньги. Вы такой же идеалист, как я индюк. Вы просто легкомысленный, праздный человек, и больше. Сергей Сергеич глубоко вздохнул и сел на диван. Я переживаю теперь ужасное время. Дорогой мой, клянусь, мне не себя жаль, нет! Мне жаль жены и детей.

ЧЕХОВ - ПИСАТЕЛЬ ВРАЧ [ Хижняков В.В. - Антон Павлович Чехов как врач]

Если бы не дети и не жена, то я давно бы уже покончил с. И вдруг плечи и голова у него затряслись, и он зарыдал. Эти ваши слезы обезоруживают, я не в силах ничего сказать. Вы рыдаете, значит, вы правы. Я сделал массу зла?! О, как вы меня мало знаете! Киселеву для очередной уплаты процентов банку за заложенное имение [10, ]. Вторая фраза внутренней речи героя тоже по-своему значима: И вновь автору важен не столько денотат, предметный смысл высказывания, сколько связанная с ним коннотация.

Настрой героя передают два экспрессива, выдержанные в дамских эмоциональных тонах. С их помощью имплицируется такое качество Подгорина, как его психологическая мягкость, податливость, больше свойственная женщинам, чем мужчинам.

В дальнейшем повествовании эта импликатура поддерживается разными деталями. Так, встречая Подгорина, Сергей Сергеич использует жест, который характеризует и его самого, любителя доступной женской любви, и мягкотелого, уступчивого Подгорина: Экспликация женственности Подгорина, которую он ненавидит сам в себе, произойдет во время его ночной беседы с Лосевым: Ключевую особенность нарратива рассказа составляет конвергенция сознаний и речевых зон героя и повествователя.

Одной из самых ярких форм ее проявления становится прорыв речи повествователя внутренней речью героя, оформленной как вставная конструкция: В данном отрывке особенно заметно, что грань, отделяющая форму безличного повествования от перволичного, весьма условна и тонка.

Легкость замены местоимений третьего лица на местоимения первого лица и сохранение при этом смысла высказывания демонстрирует внутреннюю близость повествователя и героя. Указанная двоякость связана с особенностями личности героя, с его двойственностью: Эффект исповедальности создается еще и тем, что в ремарках повествователь сосредоточен на передаче ментальных, когнитивных и перцептивных особенностей героя.

В последней фразе рассказа предикаты связаны не с внутренне-личностной характеристикой героя, а с внешне-характерной, ролевой его стороной: Смена отражает метаморфозу необыкновенно деликатного, застенчивого и чувствительного милого Миши в прагматичного адвоката, имеющего дело с грубой житейской прозой.

Два ключевых пространственно-временных образа рассказа -усадьба и Москва, первопрестольная столица. При этом на первом плане находится усадьба, а Москва - это только невидимый, но ясно ощущаемый фон, на который проецируется первый пространственновременной образ.

В рассказе Чехов использует принцип монтажа разных временных планов, связанных с точками зрения разных героев и повествователя. Временные континуумы их находятся в смысловой связи или наоборот - рассогласованы и диссонируют друг с другом. Одна шкала градуирована и передается через фиксацию более или менее определенных временных отрезков.

Единицами измерения здесь служат год, день, час, минута: День написания письма Под-горину - 7 июня, торги заложенного имения назначены на седьмое августа. Это роковая дата для владельцев имения. Таким образом, время на одной шкале расположено в диапазоне от деся-ти-двенадцати лет до десяти минут. Другая временная шкала построена на контрасте прежде и теперь, еще и. Первая шкала создает в произведении реалистический образ времени, а вторая - условно-символический.

2001110 07 Аудиокнига. Чехов А. П. "У знакомых"

Отличие второй шкалы от первой заключается в отсутствии у нее градации. Она создает эффект временного зияния, ничем не заполняемой черной дыры между прежде и теперь, еще и. Демаркационная линия разделяет Подгорина и Лосевых в первую очередь из-за их различий в восприятии времени, в отношении к.

В начале рассказа оппозитивы тогда - теперь связаны лишь с сознанием Подгорина, давно не бывавшего в Кузьминках и не знающего, как изменились его знакомые. Его сознанию доступны лишь его собственные внутренние изменения: Причина непонимания между людьми заключается в разнобое скорости течения их личного времени. С одной стороны, это медленное, нерезультативное время Та и Ва, а с другой - быстрое, результативное время Подгорина. Счет его идет на минуты, тогда как минимальной единицей времени для Лосевых является день, вернее, сутки, в которых акцентируется закономерная повторяемость бытовой бессобытийности.

Автору достаточно показать только один день из жизни имения, чтобы за ним вырисовался весь уклад его обитателей. Проблема возникает из-за того, что герои общаются друг с другом на основе разных временных моделей. Разная скорость протекания личного времени обусловила не только различие социальных статусов, но и различие в ми-ровидении и миропонимании героев.

Татьяна и Варя смотрят на Под-горина сквозь очки прошлого. Для них он связан со словом еще, тогда как его самоидентификацию передает слово. Это своеобразные Русская классика: Основное функциональное назначение частиц еще и уже - участие в актуализации имплицитных текстовых смыслов, прежде всего временных.

Мера пространственного удаления Подгорина от имения передается с помощью времени: Восприятие героем Кузьминок из московского кабинета одно, а в непосредственной близости от них - совсем другое. Для Подгорина Кузьминки связаны с давнопрошедшим временем, которое можно обозначить как художественный плюсквамперфект. Для Лосевых же Кузьминки - это не столько прошедшее время, сколько длящееся настоящее художественный present continiusдлительность которого казалась бесконечной, но оказалось, что и у него есть конец.

Для обитателей имения это время должно закончиться ровно через два месяца 7 июня - 7 августа. Эти два временных полюса и обозначаются у Чехова как уже и. Лосевы не хотят, а главное - не могут выйти из еще, выскочить из. В отличие от уже, еще легко допускает бесконечную повторяемость: Невозможность перемены, преодоления сложившегося уклада и порождает драматизм ситуации.

Казалось бы, Подгорин и Лосевы абсолютно разные люди, но у них есть и сходство, которое проявляется в их односторонности, в знании полюсов, а не поля, в доминировании уже или. Хронософия4 автора не совпадает с чувством времени ни Подгорина, ни Лосевых. Авторский подход ко времени поливалентен и поливариантен. Автору доступно понимание того, что время может по-разному чувствоваться, осознаваться, мыслиться и передаваться. Время может стоять, идти, бежать и мчаться.

Оно может быть дискретным или течь непрерывным потоком. Прошедшее может выступать в значении настоящего и даже будущего, а будущее окликать давно прошедшее. Время может двигаться автономно или вместе с человеком.

а п чехов у знакомых

Оно может проходить сквозь человека, разрушая его или не оставляя на нем ни малейшего следа. Однако для чеховских героев такого временного разнообразия.

Их сознанию довлеют устоявшиеся, частичные представления о времени.

а п чехов у знакомых

Человек времени в прозе А. Иркутск, 27 июня - 2 июля г. Имение - это некий временной омут, в котором время не идет, а стоит. Нет уже ни смеха, ни шума, ни веселых, беспечных лиц, ни свиданий в тихие лунные ночи, а главное, нет уже молодости; да и всё это, вероятно, очаровательно только в воспоминаниях Актуально для Подгорина и еще, но по-другому, чем для Лосевых: Парадокс Чехова проявление всё той же инверсивности заключается в том, что кажущееся добавочным оказывается глубинно основным, базовым.

Для Подгорина Надежда, конечно, важнее Тани и Вари, но о ней говорится как бы в придачу по отношению к. Лишь постепенно раскроется, что владельцы Кузьминок делают ставку на Подгорина как на потенциального богатого жениха Надежды, питая надежду на то, что это поможет им спасти имение, остаться в уютном как и. Вызов из Москвы Подгорина - последнее средство, скрытый знак отчаяния Лосевых, их крик о помощи. Тупиковость ситуации признает Таня: Если для Подгорина уже - знак происшедших с ним изменений, то для обитателей Кузьминок уже - знак их константности, мертвящей статики, неизменности не только внутренней, но и внешней: Лосевы не хотят знать ни прошлого, ни будущего, а лишь одно бесконечное настоящее.

К этому они прикладывают все усилия, поэтому и милый Миша в их представлении не изменился и не состарился, подобно им самим. Онтологическая драма обитателей Кузьминок заключается в приближении их к положению, когда не остается шансов удержаться в мире. Перед ними разверзается зияющая пропасть. Краями этой пропасти являются два разных бытия. Изо всех сил обитатели поме- Русская классика: На утопическое предположение Подгорина о возможности чудом перескочить из одного положения в другое Таня реагирует скептически.

У нее нет ясного представления о будущем, поэтому в ее речи акцентируется пространственная и временная неопределенность: Сергей хлопочет, ему обещали место податного инспектора5 где-то там в Уфимской или Пермской губернии, и я готова куда угодно, хоть в Сибирь, я готова жить там десять, двадцать лет, но я должна знать, что рано или поздно я все-таки вернусь в Кузьминок.

Без Кузьминок я не могу. И не могу, и не хочу. Данное в климаксе не хочу, а также заключительная ремарка призваны акцентировать инфантильность героини, которая не в последнюю очередь обусловлена особенностями течения ее личного времени. Немного в другом свете рисуется утопическое будущее Наде: Беспочвенность представлений Нади комментируется повествователем: Какие-то черты младшего брата, видимо, были разделены Чеховым между Подгориным и Лосевым.

Если эта гипотеза верна, то логически оправдан и выбор имени главного героя - Михаил Подгорин. В записных книжках имя у героя было другое -Жорж, то есть Георгий. Суворину от 10 мая года Чехов пишет: Зачем я не знаю языков? Мера биографического и автобиографического начала в зрелом творчестве Чехова скорее возрастает, чем убывает, вместе с этим растет и мера сложности шифрования этого биографического начала. Творчество как исповедь бессознательного: Близость его к повествователю в данном отрывке передана в три хода.

После приведенной фразы дается оптическое приближение его к Наде: Следующий ход, играющий роль переключателя от сознания повествователя к сознанию героя, связан с введением субъективной модальности: Естественным завершением данного текстового фрагмента становится внутренняя речь Подгорина, как бы подключающегося к сознанию повествователя: Показательно почему-то в повествовательной ремарке, не характерное для статуса повествователя, которому должен быть доступен и понятен внутренний мир героя.

Это очередное проявление близости повествователя рассказчику.